Вот так вот стоишь на пороге зимовья, ночь, звезды, луна светит, словно фонарь на столбе — ничуть не хуже, в ладонях кружка с горячим душистым чаем с лимоном, а кругом тишина. Вязкая тишина, глухая, и ночь под снегом, как ватой набитая коробочка. Звездочка вниз упадет, искорка из трубы вверх в небо выскочит, видать, местами меняются, у них свои дела. Мое дело дров наколоть, натаскать, да за банькой поглядывать, пару часов уже как топится.

Мысли и образы проносятся, как же всю эту прелесть словами передать.

Уже несколько вылазок на зимовье устроили себе с Желтым, пора и поделиться.

А дело было вечером, сидели с товарищем у него дома, я к нему на чай заскочил на минутку. Да разговор зашел про лес, да про то, что давно нигде не бывали, сетовали на вечную нехватку времени, и тут я предложил, мол, давай квадрика моего заведем да немного прокатимся? Просто оденемся потеплее и посмотрим, как оно будет? Замерзнем, так вернемся. Тем более, что завтра вроде никому не на работу. Сказано — сделано. Заскочили на всякий случай в магазин, прикупили немного продуктов на бутерброды и поехали ставить машину в гараж да квадрика заводить.

Ночь, двенадцатый час, дорога совсем пустая. Вот уже и едем в сторону дачных поселков. Одеты, как два снеговика, одежды в несколько слоев. Времени на сборы почти и не потребовалось, потому как квадрик стоит постоянно снаряженный. Все необходимое, от котелков до спичек, всегда лежит в кофре. По асфальту, пока ехали при скорости 60-70, чуток прохладно, но не холоднее, я думаю, чем на остановке автобуса ждать. Все-таки зимняя амуниция с применением современных технологий себя оправдывает. Кончился асфальт, и пошла уже просто накатанная заснеженная дорога вдоль новых, еще не разработанных по большей части садоводств. Еще три-четыре километра и садоводства кончатся совсем. Дальше пойма маленькой речки Хея, замерзшее болото и начинается граница леса.

Незаметно доехали до спуска на Хею, пересекли болотное поле, въехали в лес и сразу почувствовали, как стало теплее. В лесу всегда почему-то теплей. Порой становилось жарко, когда активно работаешь рулем.

Ехали, болтали, любовались заснеженной ночной дорогой, все дальше и дальше оставляли за спиной уснувший город. Наша цель — зимовье на отрезке Иркутск—Порт Байкал, по левому лесистому берегу реки Ангары в сорока километрах от города. От этого зимовья до берега Байкала остается всего 20 километров.

В конце пути под покровом склонившихся заснеженных деревьев небольшой, но довольно крутой подъем. Дорога не накатана. Включаю блокировку, пониженную и торимся вверх. Несколько раз приходится сдавать назад и снова атаковать снежные наносы. Пожалуй, из всего пути это самый сложный, но для Желтого совсем не запредельный участок. Весело и с энтузиазмом принимается он за такие задачки. Чует свою стихию, для того и создан. Через три часа сугробистой лесной дороги выезжаем к зимовью. Перенесли продукты в дом, в свете фар накололи дров на первую растопу, стащили их в дом и затопили печь. На первую ночевку у зимовья всегда есть запас дров. И после себя мы обязаны оставить дрова. Это закон. Около зимовья и около баньки хозяева привезли по полмашины обзола, видимо, еще с осени. Но мы наглеть не будем. Притащили из леса сушину, настригли бензопилой чурок и через час у нас солидная куча дров. На пару ночевок хватит точно, да еще и останется.

Зимовье, стол окно…

Вскипятили чай, наделали бутербродов, кабачковая икра! Вот это деликатес, скажу я вам. Чувствуя, как оживает и теплеет дом, продолжили прерванные в городе разговоры. Время близилось к четырем утра, а мы гоняли и гоняли чай. Выходили полюбоваться на звезды и дивились тому, насколько же оказалось просто решиться и поехать, оказаться в другом мире. Спонтанные поездки всегда самые запоминающиеся. К пяти утра небо затянуло и на улице стало совсем темно. Немного жутко отходить далеко от уютного домика. Где-то в лесу звонко щелкнула ветка, отозвалось эхо. Пора немного поспать, завтра надо еще заготовить дров и к вечеру собираться обратно.

Ночью проснулся от шороха по пакетам. Ромка храпит и ухом не ведет. Включил налобный фонарик и щурясь разглядел у печки местную жительницу. Машка, так называют в шутку мышей-полевок, обитающих по зимухам. Зверек с интересом наблюдал за мной черными глазками бусинками и шевелил усами. «Только громко не чавкай», наказал я ей, и, вырубив фонарик, повернулся на другой бок. Поразительно, как проваливаешься в сон на воздухе. Как тумблер выключают.

К обеду в зимуху постучали. Несколько глухих неритмичных стуков, то серией, по три, то по четыре. Ромыч подскочил.

— Димас, стучит кто-то!
— Это, Ромыч, к нам дятел стучится, вставать пора… Кто еще, кроме нас посреди недели сюда приедет? Так и есть, открыли дверку, а там и нет никого.

Утро, морозный воздух и тишина…

Снова подтопили печку, да сели завтракать. День в зимнем лесу очень короткий. Солнышко лишь приподнимается над краем сопки и спешит на запад. Вот уже и розовые тени, пора собираться.

Прибрались, подмели, собрали спальники, пенки и весь свой нехитрый скарб. Желтый завелся уверенно и надежно, на душе стало спокойно. Завтра в городе куча дел, связи, естественно, нет.

Обратно ехали и любовались зимним лесом уже полноценно, а не только то, что выхватывают из темноты фары. Поминутно хотелось остановиться и что-нибудь сфотографировать. Но процесс этот, конечно, более трудоемкий теперь и долгий, чем летом. Приходится снимать теплые варежки и расстегивать слой «капусты». Фотоаппарат надо держать в тепле, чтоб не сели батарейки.

К вечеру без особых приключений были уже в городе, с массой впечатлений и пониманием того, что действительно, удивительное рядом!

… А зима набирала обороты прошла еще одна суетливая неделя, и снова крепло во мне желание поездки, в уютное и теплое, протопленное зимовье.

Субботний декабрьский вечер, не усидев дома, завершив свои дела, собираемся в лес. Выехали в 23 часа с копейками. Конечно, хотелось по светлу, но куда там! Заезжаю на заправку и ловлю на себе улыбки работников. Иду в кассу. Тут надо сказать, что вид у меня вваливающегося в помещение АЗС несколько необычный. В двух куртках я кажусь несколько шире, чем есть на самом деле, а на лице непродуваемая черная маска, только глаза видны. Видно, как в первую секунду охранников берет оторопь. Полные емкости и скорее в путь.

Привычная уже зимняя дорога, неторопливая езда, по заснеженному ночному лесу. Мы снова далеко в тайге. Вдруг метрах в пятидесяти впереди слева направо через дорогу перепрыгивает коза. Ух, ты! Долю секунды всего она была на виду. Подъезжаю к тому месту, где должны быть следы. Присмотрелся, а след совсем тоненький, аккуратный, как черенком лопаты ткнули в сугроб небрежно. Не знал бы, что тут была коза, так и не увидел бы следа очень аккуратный. Человек если наступит, так видно, что вошкались. Весь снег разворошен. Следующий след метрах в семи, не меньше. Ладно, двигаюсь дальше. И все вглядываюсь в дорогу, вроде как протектор квадрика свежий. Ну думаю, наверное, не совсем свежий, вроде как припорошен уже. Хочется, чтоб зимовье было пустое. Последние километры и около двух ночи выкатываемся на знакомую поляну. Ба! Да тут техники разной. И «Крузак» 105-й стоит, и «Сафарь» короткий, на знатной резине, и «Уазик», и снегоход, и такой же квадрик, как и мой, только серебристый. Встали рядом, пока доставали из кофра вещи, в зимовье зажгли свет. Кто-то выглянул в дверь, я поздоровался. Зашел внутрь, народ просыпался. Как-то неловко почувствовал я себя в этот момент, но куда деваться. Кто-то проснулся и с интересом расспрашивал, откуда мы, и дивился ночным нашим шараханьям, кто-то спал тяжелым пьяным сном, даже не укрывшись, похрапывал и тяжело выдыхал перегар. Люди приехали на охоту. Достал я свой примусок и, по-быстрому вскипятив чай, сели перекусить. Двое мужиков с интересом наблюдали за моими действиями, кидали намеки, явно ожидая, когда же я проставлюсь за приезд. Но я вынужден был их разочаровать отсутствием в нашем провианте алкоголя, как такового. Остальные спали. Из-под нар вылезла и, потягиваясь, зевнула белая и пушистая молодая лайка. Умные глаза наблюдали за нами, а нос с интересом изучал наш ужин. Все, пора спать.

Утро. Народ зашевелился. Из разговоров стало понятно, что все уезжают сегодня, потому как завтра понедельник. Кто-то еще хочет успеть поохотится, а кому-то в радость похмелиться и просто побыть в домике за неспешными беседами. Познакомились с хозяином квадроцикла. Алексей — так звали парня. С интересом делились впечатлениями о технике, он оставил свой телефон и сказал, что многое из аксессуаров для техники можно заказать у ребят в Новосибирске. Там цены в три, а то и четыре раза дешевле, чем у нас. Вообще позитивный и веселый народ оказался. Другого и не ожидал. Вспоминали свои вчерашние посиделки, подшучивая друг над другом.

К обеду часть постояльцев уехала на охоту, а часть еще осталась. Перекусив с мужиками их вкусным супом и поделившись своей провизией, мы засобирались за дровами. Прогрели Желтого и поехали искать хорошую сушину. Благо, такая оказалась недалеко на склоне. Отпилил здоровенный кусок бревна. Зацепили его веревкой и волоком притащили на поляну перед зимовьем. Снова бензопила запела свою песенку, и мы уже колем чурки. Алексей взял второй топор помочь, и за десять минут дров была уже куча по пояс.

Сзади прицеплено бревно…

Ну а коль столько дров, то в самый раз и баньку затопить.

Сразу за баней замерзший ручеек. Несколько ударов топором и вот она, уже чистейшая студеная водица. Зубы ломит, а вкус не передать!

Баня.

Снова заканчивается недолгий зимний денек в лесу. Последние ребята уехали часа в четыре. Топится баня, топится зимуха, и так уютно и хорошо, что словами не передать, а завтра понедельник и никуда не надо. Это, наверное, и есть счастье?

Ночь упала снова быстро и незаметно. Несколько раз подкладывал в баню и вот она, долгожданная, готова. Пар, жар, на стенке висит налобный фонарик, а на улице за тонкой дверкой мороз. Баньки хватило минут на сорок. Вдоволь наплескавшись, отправляемся спать, завтра по светлу хочется успеть домой.

Снова утро. Пора прибираться и ехать в город. Желтый снова прогрет, просится в дорогу. На улице теплый денек, всю ночь шел пушистый снег, и по всему будет идти еще и еще. Ну как тут не порезвится, поднимая столб снежной пыли.

Снова обратный путь. Всю доргу валил крупный снег, а на душе было уютно, спокойно и хорошо. Хорошо от того, что выспался, от того, что красота вокруг и мы можем вот так запросто радоваться простым и доступным вещам в нашей жизни. Природе, чистой воде и свежему воздуху, простой, но безумно вкусной после активного дня пище и пусть не с дорогим кафелем, но такой милой и живой, теплой баньке.

Впереди новогодняя чехарда, и суета. Пусть отгремит фейерверками праздник и наступят выходные. Дорога и новые впечатления манят меня снова за собой. Желтый дремлет и терпеливо дожидается в гараже новых прогулок и испытаний.

Всех с Новым годом, простого человеческого счастья, оно совсем рядом! Всем осуществления заветных желаний и побольше мечтать. Ведь мечты способны осуществляться…